Мы познакомились когда нам едва исполнилось четырнадцать что то явно подсказывало мне

Сон г (Эдем Абдувалиев) / Проза.ру

В пять лет я познакомился с шахматами, серьезно начал играть в семь, в десять а к четырнадцати годам понял, что шахматам суждено стать главным делом Взрослые мужчины как бы заменяли мне рано ушедшего отца, привнося в И однажды мы с Ростиком сыграли уникальный в своем роде матч: в. Жаль мне семью, которой приходится страдать из-за меня. .. Высший разум подсказывал нам, что мы рождены от Александра. Поэтому должны своего старшего сына Артура, которому едва исполнилось шестнадцать лет. Не зря мы четырнадцать лет жили в Республике Таджикистан. За эти годы. В начале пьесы сцена пуста, перед нами только эти три предмета обстановки. Она умолкает в раздумье, затем явно решает начать с другого . Мне исполнилось четырнадцать, когда мы познакомились. между собой на обратном пути или нет, были как заторможенные, едва доплелись до автомобиля.

Пухленькая кареглазая шатенка в туго обтягивающем её налитое тело халатике, красиво и соблазнительно обрисовывающем полную грудь, она в отличие от других уж очень внимательно и жалостливо разглядывала то, что от меня осталось. Смена моих сестёр состояла из этой пухлёнки, сухощавой блондинки мрачноватого вида, правда, очень хорошо справляющейся со своими обязанностями, и бледнолицей девчушки, подрабатывающей студентки.

Как и с Нодари Ивановичем, встреча с Ниночкой — так звали мою симпатию — для меня тоже была праздником. Но если с лечащим врачом я с его позволения ещё мог перекинуться несколькими словами, то Нина на любую мою попытку что-то произнести тут же с наигранной строгостью, как любящая мать шаловливого ребёнка, обрывала меня: Как-то во время процедуры Ниночка низко склонилась ко.

От натяжения халата верхняя его пуговичка расстегнулась, обнажив часть налитой груди. Нина заметила это, но поправляться не стала. Я же как впился глазами в убегающий в кофточку белый ручеёк, так и не отрывался. Когда девушка двигалась, ручеёк то сужался, то расширялся, возбуждая во мне ощущение чего-то желанного, жгучего, недосягаемого, что испытывает юноша, не испытавший женской ласки Я, конечно, к этому времени уже не был девственником, но именно в эти минуты я почувствовал себя.

Ниночка что-то делала со мной, спирт издавал резкий запах, а я заворожённо, во все глаза глядел на девичьи прелести, благодарил мысленно пуговичку, Нину, будто не замечающую мои восхищённые глаза, и молил Бога, чтобы эти мгновения продолжались как можно дольше У меня появилось страстное желание запустить руки в её нежное, пышное, молодое тело, обнять ладонями то, что с такою силою влекло меня к Нине, нежно, осторожно поглаживая, прикоснуться к набухшим соскам Желание моё оказалось столь сильным, что я вдруг почувствовал, как шевельнулись пальцы на левой руке.

Да, да, они задвигались! Я вскрикнул, испугав сестру. Я могу уже шевелить ими! И тут только я увидел, что левая половина моего безжизненного тела от пятки до верхней части груди в толстом гипсе. Увы, правая безжизненно покоилась на прежнем месте Неузнаваемо тонкая, с обвисшей старческой кожей в том месте, где когда-то выделялись налитые силой мышцы, — невозможно без горечи было глядеть на неё.

На левой, не менее обезображенной отсутствием движения в течение многих месяцев, пальцы неожиданно перестали шевелиться. От обиды у меня чуть ли не брызнули слёзы. А Ниночка, прикрыв мои усыхающие мощи, наклонилась, прикоснувшись ко мне грудью в эту секунду я почувствовал даже стук её сердца, а может быть, мне только показалосьи поцеловала не в губы о, как хотел я именно этогоа в остриженную наголо голову.

Привычными ловкими движениями собрала свой инструмент, кровавые ошмётки и взглянула на меня ободряюще. На её лице впервые заиграла широкая обнадёживающая улыбка. Но вмиг сосредоточившись, как требовала, вероятно, её профессия, скорым шагом направилась к выходу. Только оставшись один, я заметил бьющее в промёрзшее окно солнце. Оно искрилось, рассыпалось по всей палате невероятно яркими красками. И я подумал, что всё это к счастью. Не выпуская из воображения Ниночку, её высокую грудь, плавно покачивающиеся бёдра, я, чтобы яснее представлять её всю, прикрыл.

Невольная улыбка заиграла на моих губах Вот так, улыбаясь, я незаметно и уснул. Неимоверные усилия для этого прилагал. Обливаясь то холодным, то горячим потом, до изнеможения а силёнок-то у меня и так было мало, как говорят, с гулькин нос и от боли чуть ли не теряя сознание, я работал, работал, работал. А как ещё можно назвать то, что я делал? О том, что я прямо-таки измывался над собой, не знал. Больные были заняты. Врачи и сёстры — своими делами.

Для них главное — пошёл на поправку, прекрасно. Если же не так Был, однако, человек, который очень внимательно следил не только за моим физическим состоянием, но и за моими внутренними проблемами. Как позже я узнал, и не один он Я не говорю, что состояние души больных никого не интересует. Боже меня упаси от таких крамольных мыслей, хотя в семье не без урода, и среди эскулапов попадаются бездушные они, как правило, в здоровом врачебном коллективе не уживаются, да и люди в них быстро разочаровываются.

Имею в виду другое: Именно таким оказался Нодари Иванович. Его умные глаза видели всё насквозь. Не случайно он как-то словно бы случайно обронил: Не вгоняй в эту самую беду ты сам. С этих пор я пыл свой умерил, но тренировки не оставлял ни на минуту. Раньше я игнорировал его, полагая, что он лишь помеха в выздоровлении. Не знаю, догадывалась ли Нина о моих тренировках, но и она однажды не выдержала: Я же, будто не понимая, вопросительно взглянул на неё.

Теперь Нина не заводила подобных разговоров. Придёт, бывало, внося в палату возбуждающий аромат женщины, смешанный с духами, сосредоточенная, деловая, немногословная, проведёт положенную процедуру, ловко, привычно орудуя инструментами, которые в её быстрых руках, как у фокусника, лишь поблескивают да позвякивают, проронит что-то типа: Я иногда с ним разговаривал как с лучшим другом, делясь самым сокровенным, что было у меня в те дни, — надеждой и верой в исцеление.

И то, если мой верный друг не закрыт плотными облаками. Тогда на сердце становилось ещё тяжелее. Но душа всё равно не позволяла отчаиваться, потому что я знал: Сменяя друг друга — Нодари Иванович Ниночку, она — сухощавую с суровым лицом блондинку Свету, а Света — студентку Надюшу, — приходили они день за днём, каждый отдавая всем больным частицу себя, чтобы мы, молодые и старые, мужчины и женщины, в сознании и без сознания до поры до времени вскоре смогли вступить в полноценную жизнь, из которой так безжалостно и грубо выбросила каждого из нас судьба.

Заходили ко мне студенты ужасно не люблю эти смотрины, но будущим спасателям надо же на чём-то или на ком-то учитьсязаглядывали неизвестные врачи. И рядовые, и начальники. А однажды объявилась делегация. Впереди высокий подтянутый, с выправкой заправского военного старик с седыми подвижными бровями.

Лет ему, наверное, семьдесят, если не больше оказалось, как потом я узнал, семьдесят четыре. Судя по его независимому поведению, оказываемому всеми почтению и молчаливой сосредоточенности остальных, это была важная персона. Среди присутствующих я увидел и скромно держащегося Нодари Ивановича. Подошёл ко мне этот старик, пристально и строго посмотрел серыми проницательными глазами. Тут же подставили ближайший стул, на который он сел.

Окинул властным взором подчинённых, повернулся опять ко. Как, Нодари Иванович, я прав? А старик вдруг строго шевельнул седыми бровями и сказал: Неожиданно сероватое лицо его просветлело, и он с юношеским задором воскликнул: Лишь одна встреча между старшими детьми, Александром и Александрой, прошла в резервации генофонда обратного измерения жизни, где когда-то мне однажды пришлось побывать во время встречи с дедушкой Гуреем и бабушкой Маней. Теперь эти близнецы жили.

Как-то измученный очередными поисками работы, я пришел поздно ночью домой и не раздеваясь прилег в зле нашей квартиры, чтобы немного отдохнуть после трудного дня, а затем заняться работой на компьютере с продолжением написания своей книги, которую без конца откладывал из-за поиска работы.

В этот раз вечером я был полон решимости, поработать над будущей книгой. Надо было просто немного отдохнуть мне после тяжелого моего хождения. Стоило мне лишь прикрыть глаза, как все во мне и вокруг меня поплыло. Тело, душа и сознание окунулись в какую-то массу непонятного мне ощущения. Меня целиком стало раскручивать в какой-то плазменной массе одновременно по вертикали и по горизонтали.

Вскоре во время вращения я почувствовал в пространстве какой-то необычный полет, который ощущал лишь в детстве во время сна, когда летал словно птица. Бабушка и мама всегда говорили мне, что если дети летают во сне, то это они растут телом своим и разумом. Вероятно, поэтому я чувствовал в себе не испуг, а блаженство, которое было мне знакомо с детства во время моих сказочных снов. Когда я во сне перемещался в удивительный мир людей и животных, где не было ни какого прогресса сопровождаемого смертью и насилием.

В сказочном мире людей и животных была единая гармония жизни, в которой не было смерти, болезни и старости. Люди и животные были физически здоровыми, а также имели вид физически здоровых особей животного мира природы.

Когда мое вращение в пространстве закончилось, я почувствовал прикосновение своего тела к траве. Обнаружил себя на поляне, на небольшой возвышенности. Внимательно приглядевшись, без труда узнал то самое место, где подросток передал мне от дедушки Гурея седьмую книгу из реликвии племени людей-птиц, когда я посетил обратное измерение жизни. Эту возвышенность в городе Гудермес называют "Чертовой горой", возле которой происходят странные события не связанные с жизнью обычных людей.

Сейчас обратно тут что-то произойдет. В этот раз никаких необычных событий на "Чертовой горе" со мной не произошло. Возле речки Белка паслось стадо овец. На огромном поле, где в настоящее время при обычном измерении жизни находится город Гудермес, паслось стадо черных и белых лошадей.

Чуть в стороне от огромного поля какие-то странные жилые постройки. Дома совсем не похожие на хутора и мазанки терских казаков. С постройками современных домов, также ничего общего. Почему-то понимаю, что с моим присутствием здесь нет никакой опасности моей жизни. Поэтому спокойно спускаюсь с вершины "Чертовой горы". Направляюсь в сторону странных построек, чтобы удовлетворить свое любопытство. Мне хочется узнать, кто живет в странных хижинах, которые больше похожи на шалаши из моего детства.

Когда мы детьми строили нечто подобное, чтобы как-то представить себе самостоятельную жизнь вдали от общества. Подхожу к первой хижине. В проеме вроде дверей отодвигаю кусок волокна из трав и заглядываю во-внутрь хижины, которая внутри оказывается довольно просторной и светлой от какого-то внутреннего свечения исходящего неизвестно.

От неизвестного мне свечения, становится как-то приятно на душе. Это не восторг, а блаженство души и разума, которые устали от повседневных забот, происходящих в обычной жизни. Может быть, таким бывает Рай?

Внутри хижины скромный крестьянский уют, от которого веет теплом и добротой простодушных хозяев. В середине хижины огромный стол почти на всю длину хижины. На столе угощение и напитки из естественных продуктов.

Я обращаю внимание на то, что продукты из растительного мира. Совсем нет мяса, лишь запах парного молока указывает мне на участие животного мира природы в накрытии торжественного стола. Выходит, что тут живут вегетарианцы. За торжественным столом сидят знакомые лица и родные мне люди. На противоположной стороне стола главными виновниками торжественного стола мои дети-близнецы Александр и Александра из острова Сицилия, что на юго-востоке Республики Италия.

Далее за столом сидят друг напротив друга бабушка Маня и дедушка Гурей. Рядом с ними друг напротив друга дети-близнецы Иван да Марья, которые чудом остались живы в годы войны с фашистами.

Следующими сидят, видимо внуки бабушки Мани. Дети Ивана или Марьи. Дальше теряюсь угадать следующую пару близнецов, которые могут быть даже правнуками бабушки Мани.

Я понимаю, что за столом сидят мои родственники. Ты можешь сесть за стол в качестве почетного гостя напротив. Ты не удивляйся, что тебя не замечают наши родственники. Поэтому другим родственникам за столом ты совсем не заметен. Но ты не стесняйся. Держись уверенно, как в настоящем явлении в своем измерении жизни. Я очень рад моей встречи с вами.

Может быть, я сильно постарел и чего-то перестал понимать в современной жизни обычных людей? Мне неизвестно кто из нас был больше фантомом, мои родственники в обратном измерении жизни, возникшие во время моего сна или я сам в обычном измерении жизни возникший перед своими родственниками во ремя сна. Какой-то каламбур в моих рссуждениях! В любом случае я прекрасно понимал, что мне не придется входить в прямой контакт со своими родственниками путем рукопожатий и родственных поцелуев.

Так как между нами существует прозрачная плазма, через которую нет прямого контакта между представителями чистого генофонда и обычными людьми. Так-же как через стекло все можно слышать, видеть, ощущать запах и вкус, но нельзя коснуться того, что ты ощущаешь своими органами чувств. Поэтому я наблюдал за праздником моих детей-близнецов, которым сегодня исполнилось по тридцать лет каждому, то есть сейчас новый год. Как быстро летит время нашей жизни.

Если бы была жива моя дочь Анжела, то ей в этом году тоже исполнилось бы тридцать лет. В свои пятьдесят пять лет я мог быть дедушкой и нянчить своих внуков. К моему глубокому сожалению никто из моих многочисленных детей пока не произвел на белый свет потомство. В настоящее время я просто старый безработный, который занимается поиском средства пропитания своей семье. Поэтому я давно не отмечаю свой день рождения, который выглядит в моих глазах ни датой моего возраста, а датой остатка моей жизни.

Так как в моей дальнейшей жизни без продолжения рода во внуках нет даже самого смысла жизни на планете Земля. Перестанут пладиться дети, засохнут корни жизни людей. Как выяснилось позже во время торжества моих детей в обратном измерении жизни, то кроме тридцатилетия моих детей-близнецов, также отмечали пятилетний срок пребывания моих детей в обратном измерении жизни. Выходит, что в резервации генофонда тоже отмечают даты, также как в обычном измерении жизни.

Хотя я раньше думал, что если в племени людей-птиц и в резервации чистого генофонда в обратном измерении жизни нет понятия возраста, то даты рождения не должны отмечаться.

Ведь жизнь чистого генофонда и его филиала не имеет границ, между рождением и смертью, а значит, не имеет своего исчисления с момента появления и окончания жизни в каждом рожденном человеке в границах чистого геофонда. Присутствуя на празднике рождения своих детей-близнецов в резервации обратного измерения жизни, я не ощущал праздника своей души.

Так как у меня в голове были одни вопросы, на которые никто мне не отвечал. Я никак не мог понять, как можно жить тут без прогресса в изолированной территории в обратном измерении жизни? Нет кинотеатров, ресторанов, клубов и библиотек, иных сфер общения людей друг с другом. Нет даже обычных приборов приема информации. Современных аппаратов оповещения информации, таких как радио, телевидение и компьютер, откуда можно черпать информацию со всего света.

Живут мои дети прямо, как в каменном веке. Наверно их заманили в ловушку резервации чистого генофонда людей в обратном измерении жизни. Теперь мои дети изолированы от внешнего мира. Выходит, что резервация чистого генофонда больше похожа на деградацию обычного человека Ты зря так переживаешь за. Здесь мы живем в полной гармонии с живой природой. Черпаем информацию из Ноосферы, часть которой ты почему-то назвал голографическими волнами "Нейроплазматроном".

Когда нам почему-то становится скучно, то мы отправляем свои фантомы в то измерение жизни, которое нам интересно посетить. Точно также как обычные люди посещают какие-то общественные заведения и места отдыха или выезжают за пределы своей страны в качестве туристов.

Так что мы бываем частыми гостями там, где живут обычные люди или отправляемся в совершенно другие измерения жизни, куда нет доступа обычным людям. Поэтому нашу жизнь никак нельзя относить к каменному веку Купаться в волнах собственной славы среди обычных людей Так мог поступить любой обычный человек, который оказывает вполне естественное сопротивление с целью самосохранения себя, как вида животного мира.

Ведь мы относимся к животному миру не зависимо от того, в каком измерении мы находимся. Мы все равно живородящие особи природы, которые обладают разумом и инстинктом. Используя свой разум и инстинкт на защите собственной жизни.

Мы никак не относимся к созданию животного мира дикой природы. Я подчеркиваю, что мы произошли не от обезьян, как это утверждал Чарльз Дарвин в своей теории "Происхождения видов". Мы произошли от Высшего разума, который вселил в человека разум и плоть саморазмножение, как животного вида в дикой природе.

Дело в том, что когда в генах обычных людей происходила какая-то катастрофа в дальнейшем развитии как разумного вида животного мира дикой природы. Тогда в среду обычных людей приходили представители чистого генофонда, которые оставляли свое семя в среде обычных людей. Семя из чистого генофонда закреплялось в ДНК обычных людей. Создавала генетический код на сохранение животного вида.

Таким образом, представители чистого генофонда не только в своем семени надолго сохраняли животный вид разумного человека, но иногда производили на свет в среде обычных людей новый вид чистого генофонда всего человечества. Таким новым видом чистого генофонда всего человечества чаще всего являются одно яйцевые близнецы с черным и белым цветом волос. Такие близнецы чаще всего представляют самый чистый вид генофонда среди обычных людей. Сами же близнецы своим развитием и строением органов резко отличаются не только от обычных людей, но так-же сами между.

Близнец брюнет чаще всего имеет органы схожие с обычными людьми. В то время, как близнец альбинос чаще всего имеет зеркальное отражение своих органов, как к близнецу брюнету, так к обычным людям.

В тоже время одно яйцевые близнецы нового чистого генофонда зарожденного в среде обычных людей никак не отличаются друг от друга в развитии. Они одинаково могут размножаться в среде обычных людей. С той лишь разницей в отношении к обычным людям, что представители нового чистого генофонда, рожденные в среде обычных людей, могут свободно вернуться в то измерение жизни, где хранится чистый генофонд всего человечества.

Кроме того, представители нового чистого генофонда могут создать свое собственное измерение жизни пригодное к сохранению нового чистого вида генофонда. Мало того, представители нового чистого генофонда способны быть ближе к обычным людям, а также к основному виду чистого генофонда всего человечества, который находится в племени людей-птиц. Даже те представители нового генофонда, которые родились среди обычных людей и не пожелали покинуть среду обитания обычных людей, все равно имеют те же способности, что представители нового и старого генофонда находящиеся в своих измерениях жизни.

Такими способностями среди всех представителей разных видов генофондов в первую очередь является долголетие и сохранения своего вида чистого генофонда в любой среде независимо от любых мировых катаклизмов. Мы не хотели, чтобы после нашего перехода из обычного измерения жизни в совершенно другое обратное измерение жизни, остались горем убитые близкие нам люди. У нас все случилось. Но не прилетели к месту назначения, то мы сразу поняли, что это момент нашей жизни, когда менее болезненно и сострадательно к родственникам можно покинуть обычное измерение жизни.

Отправиться в такое измерение жизни, в котором будет больше польза от нас нашим родственникам и просто обычным людям. Однако длительные поиски в море и на суши, не дали ни каких результатов. Бенито Пелони и мама исчезли бесследно из нашей жизни.

Нам оставалось окончательно сделать свой выбор к переходу в другое измерение жизни. Вполне возможно, что больше не вернемся жить в город Палермо. Высшим разумом или генофондом так у нас в генах и в ДНК было изначально заложено, что мы должны служить сохранению чистого генофонда всего человечества. Смысл жизни был заложен в нас изначально до нашего рождения. В этом определении нашей судьбы были заложены мера и цена нашей жизни, которая подтверждалась нашим здоровьем и долголетием во имя сохранения нового чистого генофонда обычных людей Там у них намного выше цивилизация и долголетие ценят по разуму.

Оттуда к тайнам вселенной намного ближе. Но в тоже время мы стали бы дальше от обычного измерения жизни, в котором у нас остались родственники и все прекрасное, что связывало нас там, в обычном измерении жизни. Я прекрасно понимал, что мои старшие дети близнецы тоскуют по нашему обычному измерению жизни, также по родственникам, которые остались жить в обычном измерении жизни.

В тоске по обычному измерению жизни представители нового чистого генофонда в обратном измерении жизни сохранили старые традиции. Отмечают даты своего рождения и даты своего прибытия в резервацию нового чистого генофонда в обратное измерение жизни.

Даже быт и одежда очень похожи на национальный быт и одежду тех мест, откуда прибыли представители нового чистого генофонда в обратное измерение жизни. Здесь песни поют такие точно, как пели представители генофонда у себя на Родине в местах исхода. Как все это похоже на жизнь новых репатриантов в Государстве Израиль.

Несмотря на то, что все евреи и их многонациональные родственники прибыли на землю Обетованную с одной целью. Укрепиться на земле предков и увеличить благосостояние Государства Израиль. Все равно прибывшие новые репатрианты остались в своих национальных кланах.

Репатрианты сохраняют здесь свою культуру тех мест, откуда прибыли жить в Государство Израиль. Наверно в резервации нового чистого генофонда в обратном измерении жизни есть тоже свои национальные проблемы при слиянии с культурой других народов.

Просто мои дети и родственники скрывают от меня свои проблемы. Здесь в этой хижине только близкие родственники. Нет ни одного представителя нового чистого генофонда с другой культурой и национальными обычаями, которые были перенесены сюда в резервацию нового чистого генофонда из обычного измерения жизни. Каждый живет со своим языком общения и со своим кланом из обычного измерения жизни. Хотя представители нового чистого генофонда свободно общаются друг с другом разумом, а ни обычным языком общения.

Ты в этом глубоко ошибаешься. Так как воспитывались на итальянской, а точнее, на сицилийской культуре. Здесь же в резервации нового чистого генофонда обратного измерения жизни у нас чисто родовые связи. По той причине, чтобы не пересекались родственные параллели в случае создания семьи в резервации нового чистого генофонда обратного измерения жизни. Наш новый генофонд должен быть чист во всех отношениях.

Создавать семьи должны представители разных ДНК из разного генетического кода. Тогда генофонд действительно будет чистый от близких смещений. Говоря языком обычных людей, мы не должны допустить естественное клонирование людей. Например, "колыбель генофонда" или другое Поэтому мы разделились по своим родовым группам, чтобы постепенно путем создания новых семей в резервации обратного измерения жизни произвести на свет совершенно новый чистый генофонд человечества. Мы хотим вернуть людей из резервации очищенного генофонда, в обычное измерение жизни без признаков болезней с совершенно чистыми генами по разным кодам и с обнавленным ДНК.

Тогда люди смогут жить здоровыми почти так же долго, как живут представители чистого генофонда в племени людей-птиц и в обратном измерении жизни. Но, думаю, что обычные люди этого никогда не оценят. По этой причине резко сократится не только продолжительность жизни человека, но также само население планеты Земля. Так что наступит время, когда вам некого будет очищать.

Так как разумная жизнь на планете Земля прекратиться и всюду здесь буду бродить дикие звери или динозавры, как это было миллиарды лет тому назад на планете Земля Бесполезно вести среди обычных людей какую-то пропаганду на тему очищения человечества. Обычные люди привыкли к собственному истреблению. Сейчас обычные люди, как волки в собственной стае, освобождают свое племя от больных особей, чтобы выживали самые крепкие и самые разумные люди.

Нам придется создавать в обратном измерении жизни новые резервации будущих семей, которые после будут поселяться на свободные территории в обычном измерении жизни.

Взамен народов истребленных болезнями, войнами и стихийными бедствиями. Таким образом можно обновить разумный вид животного мира, который постепенно в обратном измерении жизни восстановит самого. Ждать прихода нового Старика ОН и новой Старухи ОНА, которые возродят на планете Земля что-то новое разумное, это слишком долго и, на наш взгляд, не разумно в свете зарождения нового чистого генофонда в резервациях обратного измерения жизни.

Зачем нам ждать откуда-то орал и ящерицу, которые принесут с собой отца и мать, чего-то нового разумного, когда можно сейчас заложить будущее человечество совершенно, отличное своим разумом от существующих ныне. Мы должны совместно с Высшим разумом рассмотреть будущее развития разумной жизни на планете Земля. Ошибка в нашем выборе может погубить все разумное не только на планете Земля, но также во всей вселенной. Вы не должны забывать, что мы не одиноки в среде Высшего разума.

Поэтому нельзя решать разумные вопросы в одиночку без согласия Высшего разума. Мы должны согласовать свой выбор и обратить свое разумное мышление в среду Ноосферы, чтобы другие разумные люди черпали из волн Ноосферы разумную информацию к своим разумным действиям.

Мои старшие дети близнецы ни стали спорить со Стариком ОН. Так как видимо Старик ОН у всех был эталоном разумного мышления в среде чистого генофонда пришедшего от Высшего разума. Каждый представитель генофонда прислушивался к разумным советам Старика ОН. Мне вообще нечего было перечить против Старика ОН и представителей генофонда. Я был долек своим мышлением до того, что происходило в сфере Высшего разума, который руководил разумной жизнью не только на планете Земля, а также на всех других планетах вселенной, где присутствовала разумная жизнь.

Поэтому мне следовало помалкивать своими размышлениями о разумной жизни, так как я был очень далек от такого вселенного мышления.

Мне бы спокойно вернуться к своей семье в обычном измерении жизни. Я задержался на празднике своих детей в обратном измерении жизни. Мне пора вернуться к обычным проблемам Я ухожу на работу. Тебе вчера звонили из бюро трудоустройства. Предлагали какую-то временную работу в северной промышленной зоне Я обязательно должен работать, а не сидеть бездельником у себя дома. Обратно мои поиски новой работы не увенчались успехом. Временная работа на хлебопекарном заводе принесла нашей семье минимальный доход, в виде нескольких буханок свежего хлеба и небольшой заработок, которого хватило на две недели.

Мы обратно стали на грани нищенского положения. Не знали, как быть нам. У нас было такое поганое состояние на душе и в голове, что оставалось лишь найти себе петлю, чтобы покончить с проблемой. С таким паршивым размышлением о своей жизни и с голодным желудком я лег в холодную постель, которая давно не согревалась любовной страстью между мужем и женой.

Я готов был уснуть и не проснуться от стыда перед своей семьей, которую я затащил на голодную погибель в Государство Израиль. Уж лучше бы мы все погибли в городе Душанбе от артиллерийского снаряда случайно залетевшего в нашу большую квартиру, чем мы тут бестолку прозибаем и умираем с голоду.

Едва я стал засыпать в смятении чувств души и разума, как, вдруг, вокруг меня обратно началось уже знакомое мне приятное волнение плазмы, которая раскрутит. Вновь меня окружили приятно волнующие ощущения запаха, вкуса и звука. Я словно вернулся в райский сад Эдема, откуда когда-то вышли Адам и Ева, чтобы благодаря своему греху наплодить на планете Земля себе подобных, которых впоследствии стали называть людьми разумными.

Когда мое приятное парение в пространстве, словно в раю закончилось, открыл. Увидел вокруг себя не собственную квартиру, заставленную мебелью, а живописную природу совсем не похожую на природу в Государстве Израиль.

Находился я возле пруда вблизи виллы Феррада, где был когда-то в начале девяностых годов прошлого века. Вилла находится рядом возле гор вблизи живописного леса совсем недалеко от города Милан в Республике Италия. Если бы я находился сейчас на вилле Фируз вблизи города Сайда в Республике Ливан, то ничуть бы не удивился тому, что мой фантом могли вызвать к себе мои дети близнецы Алекс и Саша рожденные от Фируз.

Но причем тут вилла Феррада? Неужели здесь наследил своим семенем?! В таком случае я не обычный мужчина, а просто среди обычных людей кабель производитель, который наплодил детей своих в среде разумного вида животного мира. Оглядевшись вокруг, я увидел в глубине небольшого сада длинный стол, который находился между виллой и домиком к приему гостей.

За столом сидели многочисленные гости, которые говорили между собой на нескольких языках. Я не знал языков. Мог различать незнакомые языки по звукам и по жестикуляции. Люди, говорящие на испанском языке ни столько говорили, сколько кричали друг на друга и жестикулировали руками. На итальянском языке вовремя разговора больше ударяли на последнюю букву или на последний слог. Люди, разговаривающие на французском языке, сильно картавили, говорили как на иврите.

Разговор людей на английском языке и на немецком языке, были знакомы мне по школьной программе и по работе в бизнесе.

Кроме того, часто слышал эти языки по телевизору. Лишь один язык из многих языков мира был знаком мне с самого рождения. Русский язык я мог свободно выделить среди речи других языков мира. Вот только почему-то на русском языке говорили почти шепотом, словно русский язык был под запретом среди остальных языков мира.

Можно подумать, что русская речь уродлива и похабна в отношении к обычным людям, которые слышат, но не понимают звуки речи одного из лучших языков среди обычных людей. Мне с рождения приятно слышать русскую речь. Я стал внимательно вглядываться в лица людей сидящих за огромным праздничным столом, пытаясь найти за этим столом говорящих на русском языке, а также виновников торжества, ради которых накрыт огромный стол на вилле Ферради. В том, что виновниками торжества являются два, а не один человек, я не сомневался ничуть.

Так мой разум мне подсказывал, что в этом месте я тоже оставил близнецов нового чистого генофонда, так как являюсь носителем семени представителей чистого генофонда. Поэтому от каждой забеременевшей от меня женщины будут одно яйцевые близнецы с признаками генофонда из племени людей-птиц. Один близнец женского пола, а другой близнец мужского пола. Обязательно один из близнецов должен быть альбиносом, а другой близнец был брюнетом. Как я предполагал, говорящими на русском языке оказались, хозяйка виллы Юдит Феррада и двое подростков близнецов, мальчик альбинос и девочка брюнетка.

Близнецы удивительно похожи на всех остальных близнецов из нашего рода, которые представляли новый чистый генофонд, зародившийся в среде обычных людей. Те же черты лица и та же манера движения у близнецов, родившихся у Юдит Феррада, что у моих близнецов от Елены, которые жили на острове Сицилия, а сейчас находятся в резервации нового чистого генофонда в обратном измерении жизни.

Юдит Феррада и мои дети близнецы о чем-то секретничали, совершенно не обращая внимания на гостей, веселившихся за праздничным столом на вилле Ферради. Видимо все трое разговаривали насчет моего присутствия возле виллы Ферради. Дети смотрели в мою сторону и что-то объясняли своей маме. Юдит Феррада прищурив глаза, смотрела в мою сторону так, словно пыталась рассмотреть что-то сквозь помутневшее стекло. Наверно дети сами не могли толком сообразить, что вызванный их сознанием фантом в образе отца не видим никому из присутствующих, так как фантом бестелесен и прозрачен на виду всех остальных людей, которые не способны вызывать к себе фантомы людей.

Хотя фантом способен сохранять разум, чувства и эмоции человека, которого фантом представляет. Мы живем хорошо рядом с мамой. Нам тебя не хватало все эти годы нашей разлуки. Как бы ни было, все равно я рад, что у меня есть такие прекрасные дети. Спасибо вашей маме, что она произвела на свет таких замечательных детей.

Жаль, что я не могу сейчас здесь общаться с вашей мамой в прямом контакте. Вскоре у нее должен был наступить период климакса, когда женщина теряет возможность рожать детей. Поэтому Себастьян заботливо отнесся к беременности своей жены. До самых родов всячески старался угодить своей жене. Выполнял все ее капризы. Себастьян согласился с тем, что его жена будет рожать не в больнице города Милан, а прямо дома на вилле Ферради.

Мама родит нас в воду яичками. Семь дней яички надо держать в теплом помещении до того времени пока мы вылупимся из яиц. После того, как появимся на свет, наше развитие будет столь стремительно, что мы будем развиваться за год, как обычные дети за пять лет своей жизни. К десяти годам будем размышлять, как взрослые обычные люди. Учиться начнем с трех лет и закончим школу к семи годам своей жизни. Конечно, Себастьян вначале подшучивал над капризами нашей мамы.

Но когда ко дню нашего рождения живот мамы отчетливо округлился на две яйцевидные половинки, то стало понятно, что сон мамы сбудется, в самом деле, мы родимся каждый в своем яичке, как рождаются птенци у птицы.

Так как мама и Себастьян не хотели делать сенсацию из нашего необычного рождения. Почти всю свою беременность мама не покидала территории виллы Ферради.

Даже во время родов мама не произнесла ни единого звука. От боли в животе до крови искусала свои губы. Боялись, что мы вдруг не вылупимся и задохнемся под скорлупой необычных яичек. Мы вылупились легко и свободно. Просто своими движениями внутри яичек раскололи скорлупы на части и тут же стали ползать по кровати, как рожденные птенцы. Мама все равно помыла нас в теплой воде. Мы страстно стали сосать мамино молоко. Хотя материнским молоком мы пользовались не долго.

К году со дня нашего рождения у нас появились нормальные зубы. Мы стали употреблять в пищу все продукты, которые кушали обычные люди. Рано стали ходить и разговаривать. Высший разум подсказывал нам, что мы рождены от Александра. Поэтому должны иметь собственные имена близкие к имени своего отца.

Мы заявили, что будем иметь свои имена Сандра и Сандро. Себостьян был удивлен таким именам. Мама в свою очередь обозвала Себастьяна импотентом, за то, что он якобы до нашего зачатья не имел половой связи с мамой. Так как истратил всю свою мужскую силу на стороне. В то время как мамин организм требовал секса.

Вот поэтому мама лишь, однажды согрешила на стороне с настоящим мужчиной. Видимо на то была воля божья, что свела маму с мужчиной, который был носителем семени нового чистого генофонда. Всячески старался помогать нашему развитию. В три года от нашего рождения Себастьян нанял учителей, которые стали обучать нас на дому. Однако мы так быстро развивались, что к пяти годам нашей жизни могли учить самих учителей, знание которых сильно отставало от нашего развития.

Поэтому вскоре обычных учителей заменили профессорами по некоторым научным дисциплинам. В семь лет своей жизни мы были вполне зрелыми людьми по всем параметрам своего развития. Даже ростом мы подтянулись к взрослым людям. Лишь лицом мы выглядели подростками, как наши ровесники.

По этой причине мама и Себастьян долго колебались насчет нашей ученой степени, на которой настаивали обучающие нас профессора. Мама говорила, что своим развитием мы вполне взрослые люди. Я стою перед высоким кирпичным забором с весьма симпатичной девчонкой, с которой был тогда ещё едва знаком неделю тому назад помог донести ей тяжёлые сумки — так и познакомились. Но он, оказалось, был в отъезде.

Вместо того, чтобы сказать это и зайти обратно, она же, напротив, вспомнив мой недавний джентльменский поступок и поблагодарив в очередной раз, начала без умолку о чём-то мне рассказывать, попутно расспрашивая о кое-каких фактах из моей жизни. Я плохо понимал, о чём она говорит, практически её не слышал. Я просто любовался ею. В следующем фрагменте я иду по центральной городской улице, а навстречу мне словно плывёт ну просто сказочной красоты принцесса.

Поравнявшись, пристально смотрим друг на друга, и уже с какой-то печалью на глазах проходим дальше, так как мы незнакомы. Через мгновение она исчезает в толпе, лишь с грустью вздохнув напоследок.

Я хотел бы только сказать, что они были для меня очень важны, я жил от одной новой вспышки до. И всегда, даже сейчас, вспоминая их, сердце заполняют только тёплые и нежные чувства. Последний день моей жизни длиною в пятьдесят лет. Любил я такую погоду. В природе словно устанавливается равновесие и создаётся впечатление, что всё вокруг замирает в предвестии чего-то нового, очень долгожданного.

Мне уже почти восемнадцать лет. Школа и детство остались позади, впереди — неизвестность, новая жизнь. Что судьба мне готовит — об этом я даже не догадывался.

Воспоминания начинаются со второй половины дня. После обеда я, видимо, решил прогуляться. По пути мне попадались лишь редкие прохожие, вечно куда-то спешащие. Но гулял я не без цели, а определённо знал куда держу путь. Нет, не в центр города — поближе к цивилизации, которая успела мне уже опостылеть, а шёл я в своё любимоё место — в тайный уголок моей души. Оно располагалось в самой западной части города, где-то в полутора километрах от моего дома.

Здесь и протекала та самая речка, о которой я писал вначале. Через неё в этом месте был построен, наверно ещё в незапамятные времена, каменный мост. Но он не был основным. Главный, железобетонный, находился чуть выше по течению, так что этим мостом почти никто не пользовался, здесь редко вообще кого можно было увидеть. Кругом были живописные картины. По обе стороны реки сплошной чередой росли густые ивы, склоняющие низко свои ветви к воде, кое-где даже касаясь её.

Под ними всегда росли сочная зеленая трава и разнообразные виды цветов — панорама, образующаяся здесь в летний период, достойна кисти великого художника. Речка, достигающая тут метров семи в ширину, далее по течению немного расширялась и, протекая по равнинной местности, упиралась в горизонт, продолжая там свой бесконечный путь.

Если мне было плохо, или просто хотелось побыть одному, я всегда приходил сюда — подальше от мирской суеты, от вечных людских проблем и от городского шума.

Жизнь, как мираж.

Это было райское пристанище для тех, кто хотел побыть наедине с природой. Здесь я мог находиться часами, рисуя, читая, или даже просто наблюдая за течением реки, зная наверняка, что никто меня не потревожит.

И в тот день я решил придти сюда, чтобы хоть немного обдумать свою будущую жизнь. Но, подойдя к мосту, увидел, что сегодня я не один решил скрасить здесь своё одиночество. Облокотившись о деревянные поручни, посреди моста стояло милое существо — юная девица лет, при виде которой я тут же застыл в изумлении. Она была похожа на ангелочка — только не хватало крыльев: Ко всему этому на ней было лёгкое голубенькое платьице, сверкающее на свету так, будто было посыпано мелкими крупицами золота.

Но мне показалось, что ослепительное сияние, распространяющееся вокруг неё, было не результатом отражения солнечных лучей, а исходило от неё самой. Увидев меня, она улыбнулась, оголив свои белоснежные зубки. Я стоял в нерешительности. Или сделать вид, что я шёл не сюда и пройти мимо?.

Я хотел, было найти какое-нибудь оправдание, но ничего придумать так и не смог, лишь пробормотал что-то невнятное в ответ. Увидев мою растерянность, она резко перевела тему, заговорив о погоде. Слово за словом мы разговорились. Она мне назвала своё имя. Плохо помнится, о чём мы говорили. Кажется, о каких-то пустяковых вещах, но я тогда не замечал. Для меня был не столь важен сам разговор, сколько присутствие рядом Анджелики.

Вдали, на горизонте, солнце уже касалось своим краем отражения в реке. В какой-то момент наш разговор остановился сам. Мы молча сидели рядом на краю моста, свесив ноги вниз и наблюдая за красивым закатом. Так безмолвно прошло несколько минут, показавшиеся мне тогда вечностью. Я не выдержал и взглянул на неё. В этот же момент она тоже посмотрела на. Мы в первый раз так близко встретились взглядами. И тут мне почудилось, что между нами как будто проскочило что-то наподобие искры.

В этот миг она мне показалась ещё прекрасней. Анджелика, по всей видимости, почувствовав то же самое, смущённо улыбнулась. Затем, не говоря ни слова, мы взялись за руки — жест может и обычный, но тогда он был подобен поцелую, и подсознательно означал обоюдное признание в любви. Так мы и продолжали сидеть, любуясь закатом и изредка переглядываясь влюблёнными глазами.

Трудно описать чувства, испытанные мною в тот момент. Они были чем-то похожи на те, которые я испытывал в момент вспышки. Но казалось, что они всё же были на ступень выше и намного ярче, точно неземного происхождения.

Находясь рядом с ней, я чувствовал душевное спокойствие и удовлетворение, меня уже ничто не тревожило. Хотелось, чтобы время остановилось, и я навсегда остался бы здесь, рядом с ней, в таком живописнейшем окружении. Ужасная мысль мелькнула у меня в голове: Это я всегда мечталчто было бы красиво, если бы оно заходило на южной стороне и сливалось на закате с рекой. Ведь я только, кажется, нашёл свою настоящую любовь и тут же должен был её потерять.

Осознав всю неизбежность ситуации, я заплакал, как маленькое дитя, у которого хотят отнять то, что только что подарили. Я знал, что скоро проснусь, и всё исчезнет, всё… Сквозь слёзы я почувствовал чьё-то прикосновение. Приоткрыв глаза, я увидел, что Анджелика всё ещё находилась. По её взгляду я заметил, что и она была опечалена тем, что произошло. Небо затянуло тучами; накрапывал мелкий дождь, который, перемешиваясь с моими слезами, утекал вместе с течением.

А она, обнимая и успокаивающе поглаживая меня, повторяла одну и ту же фразу: За окном было светло. Настенные часы в соседней комнате пробили шесть утра. Но я не хотел просыпаться. Я пытался снова заснуть, чтобы хотя бы на миг ещё раз увидеть Анджелику, моего ангелочка, прикоснуться к.

Но как я ни старался, у меня ничего не получалось — со всех сторон, словно нарочно, ко мне в комнату врывались посторонние шумы. Я нырнул с головой под подушку, мокрой от моих слёз, и проклинал всех на свете: Так я и пролежал, ворочаясь из стороны в сторону, в пустой надежде заснуть и снова оказаться рядом с. Где же ты, моя любовь? Подавленный своим горем, я стал ко всему апатичен. Потрясение было настолько велико, что в течение последующих нескольких месяцев круто изменился мой образ жизни.

Мои родители, да и просто знакомые, скорее всего, заметили произошедшие во мне перемены: Но никто из них не придавал этому особого значения, приписывая моё неординарное поведение либо к переходному возрасту, либо к нехватке друзей и общения. Иногда мне даже казалось, что никому и нет никакого интереса до того, чем я занимаюсь. Я лишь кивал в ответ, но снова возвращался в свою комнату, на свою кровать, и полностью погружался в прекрасные, яркие, но как мне сейчас кажется, безнадёжные и несбыточные мечты и грёзы, в которых мы были.

Я стал плохо спать по ночам; всё ждал, что она может мне присниться. Но, просыпаясь, понимал, что все мои надежды были тщетными. Я искал её повсюду. Сколько раз я обманывался, увидев издали девчонку с похожими волосами, думая, что это и есть Анджелика. Начиналось преследование мнимой цели. Я вновь и вновь шёл за очередной златовлаской, не смея обогнать её — боясь преждевременно разочароваться, но рано или поздно наступал момент, когда она оборачивалась и… и я опять начинал сначала.

Я вернулся

Часто приходил я и в свой любимый уголок — к тому самому заветному мосту. Каждый раз, приближаясь к нему, моё сердце начинало бешено колотиться, так как я искренне верил в то, что она когда-нибудь окажется. И всякий раз я со всей прытью бросался к своему миражу, но, уже взбегая на мост, всегда с горечью заключал, что это видение было опять всего лишь призраком моей любви — игрой света, тени и богатого воображения.

Здесь я проводил большую часть свободного времени. О чём я думал? Часами напролёт, словно киноплёнку, я прокручивал до мельчайших деталей сюжет этого удивительного сна. Как я сожалел и до сих пор сожалею о том, что во мне нет задатков художника. Все мои попытки воспроизвести на бумаге портрет Анджелики были заранее обречены на неудачу. Ведь время и память враги наши: Лишь изредка, на несколько мгновений, перед глазами во всём своём великолепии всплывал её целостный образ.

В такие моменты я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, не смотря на то, что эти озарения длились несколько секунд. Сказать, что я страдал — ничего не сказать. От полного морального уничтожения меня спасла разве лишь только учёба в ВУЗе за месяц до вышеописанного сна я поступил в педагогический университетгде волей — неволей приходилось часто общаться либо с однокурсниками, либо с преподавателями.

Новая жизнь, новые знакомые, новые друзья — всё это постепенно выводило меня из замкнутого внутреннего мира. И вот, буквально месяц назад, я словно очнулся от сна. Вернуться в реальность меня заставил неожиданный вопрос одного из моих друзей, на который я не нашёлся, что ответить.

Я лишь пожал плечами в ответ. Но, придя домой, всерьёз задумался над тем, какой я веду образ жизни; впервые критически подошёл к осмыслению своего поведения. Вспоминал, каким я был весёлым и жизнерадостным человеком, и каким стал. Наконец, я сам заметил перемены, произошедшие со мной, увидел со стороны все свои странности и понял первопричину их появления.

За последний месяц, как мне кажется, полностью стабилизировалось моё душевное равновесие. Я стал с большим оптимизмом смотреть на окружающий меня мир, и с улыбкой вспоминаю себя таким, каким был ещё совсем недавно. Помню, как я почти каждый день опаздывал на занятия, а всё из-за того, что, не взирая ни на какие преграды, я пытался найти наяву свою возлюбленную.

Пораньше выходил из дому, и всегда, проходя мимо какой-нибудь школы, как бы утомившись, присаживался на скамейку, если была таковая, или просто останавливался в сторонке. Эх, хотя бы чем-то на неё похожую встретить Я уже привык к разочарованиям.

На следующее утро, если была возможность, всё повторялось. Не обязательно то была снова школа — цирк, детский парк — любое скопление детей, близкое к её возрасту. И так изо дня в день. Только сейчас, понимая всю безнадёжность своих утренних прогулок, я отказался от этих вечных происков, приносящих только боль и разочарование. Но, не смотря на это, я всё же иногда замечаю за собой, что мой взгляд продолжает искать в толпе среди прохожих ту, единственную, ни на кого не похожую девушку, которую мне не забыть, ту, которую буду любить вечно.

Но это уже не мания преследования. Это следствие нехватки присутствия рядом любимого человека — обычной людской потребности, в которой я испытываю недостаток. Это безмолвный крик всего моего естества — результат сложения глубокой печали, тоски, боли разлуки и отчаяния — того, что не передать словами: Вот уже третий вечер подряд я посвящаю заполнению этого дневника.

Подходя к заключительной его части, хотелось бы сказать, что главной причиной, по которой я решил изложить своё прошлое на бумаге, было не только описание сна и последовавших за ним страданий, а ещё и желание высказаться. Ведь это так тяжело всё держать при. Страх перед тем, что меня не правильно поймут, а того и хуже — посмеются надо мной, не даёт мне рассказать обо всём об этом никому, даже лучшему другу.

Только сейчас, впервые за последний год, словно исповедовавшись, я почувствовал хоть какое-то спокойствие на душе. Далее записи в дневнике появляются практически каждую неделю. Это было в основном описание моего постепенного возвращения в реальность из мира грёз и фантазий. Восстановление внутренней гармонии происходило быстрыми темпами наверно потому, что я смог смириться со сложившимся положением вещей, никого и ни что не обвиняя при этом в произошедшем.

Но, если быть честным, полностью я не стал таким, каким был. За личиной обычного человека всё же скрывались пережитки прошлого. Быть в центре внимания, общаться с кем-либо — это не всегда приносило мне удовольствие и заинтересованность. Часто я был не прочь побыть в одиночестве. Что самое интересное — я вновь начал влюбляться. Вспышки, сначала робкими попытками, но с каждым днём становившиеся всё ярче и ярче, стали возвращаться в мою повседневную жизнь.

Вот некоторые из. Местная серовато — мрачная картина за ночь заметно преобразилось: Вокруг все деревья и дома были одеты в белоснежные одеяния. Так как автобус, который я дожидался, был предназначен для школьников мой университет находился рядом со школойпоэтому как всегда здесь уже было немало юной детворы, а также таких же студентов, как и я, и даже взрослых, кому был удобен данный маршрут.

Но чего-то не хватало. Не смотря на обилие людей вокруг, меня не покидало чувство одиночества и пустоты. Я никак не мог понять, что меня гложет и беспокоит. Взглянув на играющих детей, я задумался, И тут мне стало всё понятно. Среди них не было одного человека: Но ведь я с ней едва знаком, почему же меня так взволновало её отсутствие?

Надя живёт в двух домах от моего, и переехала сюда с родителями в прошлом году из соседнего города. Как я узнал совсем недавно, причиной переезда послужил тот факт, что здесь живёт большинство их родственников.

И вот уже на протяжении почти года я вижу её здесь на остановке, на которой в основном собираются одни и те же люди, каждый будний день. Не смотря на то, что ещё год назад я практически ни на кого не обращал внимания, её присутствие каким-то образом влияло на. Я заметил, что она была общительной девчонкой, но чаще всего, почему-то, только скромно стояла в сторонке и, как и я, просто наблюдала за всеми может этим она и привлекла к себе моё внимание.

Иногда наши взгляды пересекались. В такие моменты она, постоянно смущаясь, старалась поскорее отвести глаза в сторону. Вскоре, привыкши ежедневно видеть друг друга, мы уже здоровались при встрече. На этом наше общение заканчивалось. Я чувствовал, что нравился ей, и меня что-то к ней тянуло, но старался не придавать этому значения. Она не раз пыталась заговорить со мной, но я не делал шагов навстречу, всегда холодно отвечая на её очередной вопрос.

Только сейчас понимаю, как был жесток по отношению к.

Любовь в ритме танго

Спустя какое-то время она, очевидно, почувствовав, что я не собираюсь знакомиться с ней поближе, оставила эту затею. И вот, когда, буквально два месяца назад, я сам решил с ней заговорить, по её взгляду было заметно, что она немало удивилась. В то утро, выходя за калитку своего дома, я заметил, что она уже шла по дороге. У меня было хорошее настроение и, увидев её, я нарочно замедлил шаг, чтобы она нагнала.

Учится она уже в десятом классе; совсем недавно ей исполнилось шестнадцать лет; увлекается пением и танцами; безумно влюблена в творчество Джека Лондона; а в будущем мечтает стать знаменитой актрисой. После этого дня такой возможности поговорить с ней больше не выпадало, да и я не очень то стремился к.

Но теперь, при каждой встрече, она чаще обращала на меня внимание и приветливо улыбалась. Сегодня впервые она не пришла на остановку. Я не думал, что её отсутствие так повлияет на. Столько времени я не понимал и не догадывался, что каждое утро живу только ею. К вечеру я узнал от её подружек, что не пошла она в школу по той простой причине, что у неё поднялась температура.

А я ведь целый день не находил себе места от не покидавшего меня беспокойства за неё. Все мысли были только о ней, а воображение, как предатель, рисовало только мрачные картины того, что могло с ней произойти.

Но, не смотря на те высокие чувства, проснувшиеся во мне, романа с ней у меня у меня так и не получилось. Как я узнал в последствии, к этому времени она уже встречалась с парнем из параллельного класса.

Я решил ей не мешать. Единственное, что я мог себе позволить, — это ежедневно по утрам тихо и безмолвно наслаждаться её присутствием, пусть даже и продолжавшимся несколько минут.

Я и сам не понимаю: Я сижу один за передним столом. С пятиминутным опозданием заходит она, Изотова Мария. Извинившись, не находит ничего лучшего как присесть рядом со.

Холодная и замёрзшая не смотря на то, что давно наступила весна, на улице уже третий день подряд стояли жуткие морозына мой вопрос о причине опоздания она с трудом, сквозь дрожь и озноб, ответила, что проспала.

В следующее мгновение она мне пожаловалась на то, что не чувствует от холода пальцев рук. Я естественно, как истинный джентльмен, предложил растереть их своими руками. Последующие десять минут это надо было видеть! И куда делась моя скромность? Преподаватель, молодой парень лет, с пониманием отнёсся к этому, вероятно, решив, что она моя девушка, и не придавал происходящему никакого значения.

Лишь позади было слышно хихиканье заядлых сплетниц. В конце концов Маша согрелась. Но я продолжал держать одну из её рук, словно согревая. Я не понимал, что со мной происходит. Смотрел на неё и не мог наглядеться, и всё удивлялся, почему раньше не замечал этой красоты. Так мы и просидели до конца пары. И потом, в течение дня, мы не раз, не говоря друг другу ни слова, брались за руки и ходили повсюду. Даже вышли из университета, не разжимая рук.